Вопрос — ответ

Получи компетентный ответ
от наших специалистов

Дефицит витамина D у женщин репродуктивного возраста

22.04.2018
90
0

 Дефицит витамина D является настоящей пандемией в современном мире. Наиболее выражен дефицит витамина D в России, странах Южной Азии и Ближнего Востока, где средние уровни концентрации составляют 6–18 нг/мл. Долгое время бытовало мнение, что недостаточность/дефицит витамина D имеют место и представляют наибольшую опасность у новорожденных и женщин в постменопаузе. Однако достижения фундаментальных наук и практической медицины доказали, что витамин-дефицитные состояния могут определяться у лиц различных возрастных категорий, а биологические эффекты витамина не ограничены регуляцией кальций-фосфорного обмена, он также влияет и на другие физиологические процессы в организме, включающие модуляцию клеточного роста, нервно-мышечную проводимость, иммунитет и воспаление.

Причины развития недостаточности и дефицита витамина D многообразны и связаны с географическим расположением местности проживания, неадекватным питанием, нарушением абсорбции и деградации холе- и эргокальциферола в организме. Основную группу риска по развитию дефицита витамина D составляют дети до 5 лет, пожилые люди, женщины репродуктивного возраста, особенно в период беременности и лактации.

Наряду с влиянием на многие жизненно важные процессы в организме человека витамин D играет очень важную роль в регуляции репродуктивной функции как у женщин, так и у мужчин. D-гормон способен воздействовать на репродуктивные органы как напрямую, так и посредством связывания со своим рецептором (VDR), наличие которого выявлено в овариальной ткани, эндометрии, фаллопиевых трубах, а также в децидуальной оболочке и плаценте. Непосредственное воздействие витамина D на органы и ткани-мишени связано с присутствием в них собственного фермента 1α-гидроксилазы, обеспечивающего возможность образования активных форм витамина D и поддержание высокого уровня внутриклеточной концентрации D-гормона.

Значительным количеством исследований продемонстрировано наличие ассоциаций низкого уровня витамина D с повышенным риском развития эндометриоза, синдрома поликистозных яичников (СПКЯ) и миомы матки. Большую опасность представляет дефицит витамина D во время беременности, способствуя развитию невынашивания беременности, гестационных осложнений, преждевременных родов, внутриутробной инфекции плода и новорожденного.

Развитие дефицита витамина D в период беременности обосновано повышением потребности организма в микронутриентах. При этом следует отметить, что прием пренатальных витаминных комплексов и препаратов кальция является недостаточным для терапии и профилактики витамин D-дефицитных состояний, т. к. концентрация витамина D в большинстве поливитаминных препаратов намного меньше рекомендуемого минимального потребления, составляя в среднем 300 МЕ.

Cогласно рекомендациям Института медицины США, суточная потребность в витамине D у лиц от 18 до 50 лет составляет 600–800 МЕ, в период беременности и лактации потребность в витамине D возрастает, составляя 800–1200 МЕ. Согласно рекомендациям Российской ассоциации эндокринологов, беременным и кормящим женщинам для профилактики дефицита витамина D также рекомендуется получать не менее 800–1200 МЕ витамина D в сутки.

В недавнем исследовании оценки эффективности холекальциферола в терапии витамин D-дефицитных состояний у женщин репродуктивного возраста приняли участие 31 пациентка в возрасте от 25 до 45 лет, госпитализированные в отделение гинекологии с различной патологией органов репродуктивной системы.

При оценке обеспеченности витамином D обследованных женщин выявлено, что у 17 (54,8%) пациенток концентрация 25(ОН)D3 в плазме крови составила 16,7 ± 2,1 нг/мл, что соответствует дефициту витамина D. У 14 (45,2%) пациенток уровень 25(ОН)D3 в плазме крови составил 28,5 ± 1,7 нг/мл, что характерно для недостаточности витамина D.

У 16 (51,6%) пациенток диагностирован аденомиоз, миома матки имела место в 25,8% наблюдений. Следует отметить, что наиболее низкие значения концентрации 25(ОН)D3 в плазме крови определялись у пациенток с СПКЯ и сочетанием миомы матки и аденомиоза, достигая 10,5 ± 2,7 и 13,1 ± 3,1 нг/мл соответственно.

С целью коррекции уровня витамина D в организме всем обследованным в дополнение к терапии основного заболевания была назначена дотация витамина D ежедневно в дозе 500 МЕ. За 2 недели комплексной терапии состояние пациенток значительно улучшилось: снизились частота и выраженность болевого синдрома органов малого таза, наблюдаемого как в период менструации, так и в межменструальный период, а также в 48,3% наблюдений отмечены повышение работоспособности и снижение утомляемости у обследованных.

При контрольном изучении концентрации витамина D в плазме крови спустя 30 дней приема отмечено достоверное увеличение уровня 25(ОН)D3 в сравнении с исходными показателями: 24,3 ± 2,1 нг/мл у пациенток с дефицитом витамина D и 34,5 ± 3,1 нг/мл у пациенток с недостаточностью витамина D.

За время наблюдения 58,0% участниц исследования отметили субъективное улучшение самочувствия, повышение работоспособности и снижение утомляемости. Таким образом, на основании полученных результатов можно сделать вывод, что холекальциферол обладает высокой эффективностью при проведении терапии и профилактики витамин D-дефицитных состояний. Также следует отметить, что его прием в терапевтических дозировках не вызывает гиперкальциемии, что позволяет рекомендовать использование холекальциферола для коррекции статуса витамина D, в т. ч. и у женщин репродуктивного возраста.

Возврат к списку

чтобы иметь возможность оставлять комментарии.